Сферический лидер в вакууме: полезны ли тренинги личностного роста

Сферический лидер в вакууме: полезны ли тренинги личностного роста

 

«Тварь я дрожащая, или право имею?»

// Ф.М. Достоевский. Преступление и наказание

Эту фразу из романа «Преступление и наказание» можно считать провокативной. Действительно, зачем быть серой мышью, добывающей крохи из пыльных углов, если можно быть мышью-вождем, мышью-лидером, ведущей серых собратьев в светлое будущее?

Сейчас особенно популярны различные курсы и тренинги личностного роста и лидерства, а также тренинги, где рассказывают о том, как заработать миллион.

Красной нитью через эти тренинги проходит идея о том, что человек должен стать лидером. Вопрос напрашивается сам собой: а кого он поведет? Издатель журнала Forbes Малкольм Форбс сказал на это:

«Никто не лидер, если нет последователей»

http://www.forbes.ru/forbeslife/obrazovanie/239351-20-velikih-tsitat-o-liderstve.

Однако передовые российские компании, в том числе банки, продолжают в своих идеологических наставлениях внушать, что каждый — лидер.

С точки зрения развития экономической мысли эта идея давно устарела. Так, шотландский философ-экономист Адам Смит считал, что «Преследуя свои собственные интересы, [индивид] часто более действительным образом служит интересам общества, чем тогда, когда сознательно стремится делать это.»

Однако с развитием экономики стало ясно, что моделировать игру на рынке простой суммой воли каждого из участников по меньшей мере глупо. Мысль о роли человека и лидерстве была развита в теории игр математиком, лауреатом Нобелевской премии 1994 года по экономике Джоном Нэшом. Идею можно сформулировать так: игроки рынка для реализации своей выгоды получают оптимальный результат при учете интересов других игроков. Этот оптимальный результат называют еще равновесием Неша:

«Ни один из игроков не может увеличить свой выигрыш, в одностороннем порядке меняя свое решение. Важна стратегия одновременно обоих игроков.»

http://economicportal.ru/ponyatiya-all/nash_equilibrium.html)

 

Современные же тренинги личностного роста и бизнес-тренинги, наоборот, внушают, что важны именно ваши мечты и желания, и именно вы должны их реализовать, невзирая на любые обстоятельства. Кроме этого, важно понимать, что существуют другие социальные роли, помимо лидера. Очевидный вывод о том, что из 10 человек в помещении все 10 не могут быть лидерами в расчет не принимаем, попробуем подойти в другой стороны.

Чем нас так привлекают тренинги личностного роста? Очевидно, что мы не пойдем на тренинг «Как стать первоклассным исполнителем» или «Как тихо и мирно жить, не привлекая внимания», «Как быть вторым человеком в компании друзей» — ведь мы по природе тщеславны и считаем, что мы-то точно достойны этой почетной роли. Эта игра на тщеславии быстро привлекает внимание и порождает волны посетителей на большинстве таких семинаров. Может быть, информация на тренингах чем-то ценна?

Давайте посмотрим. На тренингах часто используют истории успеха знаменитостей, чаще всего — историю успеха Стива Джобса, который начал свой бизнес, собрав в гараже Apple I вместе со Стивом Возняком. Казалось бы, используй те же принципы — и станешь таким же, однако здесь мы не учитываем эффект, который ученые называют систематической ошибкой выжившего. Эта ошибка проявлялась при анализе повреждений самолетов, возвращавшихся с боевых вылетов во Второй Мировой войне. Эти самолеты прилетали, изрешеченные пулями в области крыльев и хвоста. Первой реакцией инженеров было решение: «Давайте укреплять крылья и хвост, тогда самолеты будут более живучими». Однако венгерский математик Абрахам Вальд рассудил по другому: укреплять надо те места, где повреждений нет — это моторный отсек и кабина. Так как самолеты, где пули попали именно в эти области — из боя не вернулись.// Ellenberg, J. How Not to be Wrong: The Hidden Maths of Everyday Life. — Penguin Books Limited, 2014. — ISBN 9780718196059.

Как это связано с историями успеха? Очевидно, что мы видим людей, которые побывали в таких обстоятельствах, которые не привели к разрушению бизнеса и разорению. Однако ошибки десятков разорившихся и обанкротившихся стартаперов мы не увидим — они сокрыты от нас. Неудачливый бизнесмен никогда не придет на лекцию рассказать, почему он потерпел неудачу — его никто не пригласит.

Абсурдна и обратная ситуация — если на встречу приходит сын промышленного магната, и воодушевленно вещает о том, как же просто открыть бизнес, всего-то нужно вложить пару миллионов сюда, взять кредит там, договориться с крупным партнером здесь, мы тоже понимаем — что такая история успеха нам полезна не будет. А как иначе? Быть сыном богатых родителей — априори история жизненного успеха.

Если слепой ведет слепого, то оба упадут в яму. <…> Горе вам, вожди слепые…

Мф. 15: 14; 23: 16 // там же

Прежде чем идти на лидерский тренинг, задайте себе вопрос: кого и куда вы собираетесь вести? Как правило, лидерские качества воспитываются с детства — это опыт общения и конкуренции во дворе, детском саду и школе. Это ответственность, которая ложится на плечи каждого лидера. Это умение ориентироваться в окружающем мире и оценивать обстановку, а также обеспечивать процветание своей группе. Подумайте, можно ли научиться ездить на велосипеде, читая книжку? Сделает ли из вас выдающегося вождя посещение двух-трех семинаров?

А есть ли альтернатива? — спросите вы. Разумеется, критиковать и отговаривать легко, ведь всегда легче оставаться простой серой массой. Но все дело в том, что масса не бывает серой, она всегда разнородна, и у каждого из нас своя социальная роль. Причем роль меняется от случая к случаю — в каждой социальной группе вы можете ставить себя как пожелаете. Знаменитый Стэнфордский тюремный эксперимент 1971 года ярко показал относительность наших взаимоотношений. В одном из корпусов института две группы были поровну разделены на две группы — одна из них стала «охранниками», вторая — «заключенными». Через 6 дней эксперимент был досрочно прекращен: участники настолько «вжились» в свои роли, что возникла угроза физического насилия.

В социальных группах, где намеренно собраны только лидеры из других групп — проявляется такое же распределение социальных ролей, как в обычной группе. В одной из школ Самары в конце 90-х годов проводился эксперимент: был собран класс, целиком состоящий из отличников и отличниц. Уже к концу первой четверти в классе появились свои лидеры. Часть учеников стала изгоями. У некоторых сильно снизилась успеваемость. Как итог, преподаватели получили к концу учебного года ничем не выдающийся класс.

Значит ли это, что наша участь в обществе предопределена? Нисколько. Дело в том, что групп настолько много, что отстающий сотрудник крупной фирмы может стать отличным предпринимателем в своем собственном деле. Главное — знать, куда и когда приложить усилия. А это приходит лишь с умением применять свой жизненный опыт и знания на практике.